Корма, лакомства, наполнители, предметы содержания, ветеринария с доставкой на дом от интернет-зоомагазина
26.04.2016

«Ни Михалков, ни Мастроянни пса не интересовали»

Режиссер и сценарист Александр Адабашьян рассказал три подлинные истории про домашних животных. Его коты проявляют солидарность и железный характер. А собака сделала все возможное, чтобы сменить улицы Петербурга на итальянские курорты, и ей это удалось. Истории прозвучали во время ЗооЧтений в Московском зоопарке.

 

Александр Адабашьян сотрудничал с Никитой Михалковым. Выступил в качестве художника-постановщика на съемках картин «Свой среди чужих, чужой среди своих» и «Раба любви». Как сценарист работал над фильмами «Неоконченная пьеса для механического пианино», «Пять вечеров», «Несколько дней из жизни Обломова», «Очи черные».

1.

На даче у нас жило в разное время некоторое количество котов и всегда какой-нибудь пес. И вот в один из периодов жизни там жило три кота — два рыжих и один еще такой мохнатый, видимо, что-то у него сибирское было в роду. Все они происхождения совершенно дворняжного. Но как-то сразу определилось, что вот этот серый мохнатый кот, которого звали Вовой, он у них пахан.

Вова был мрачен. Нас он терпел. Этих двоих рыжих презирал. Он первым подходил к кормушке, и они сразу отходили. Если кто-нибудь осмеливался туда сунуться, сразу же получал. С нами у него отношения были напряженные. Испортились они, когда он заболел и ветеринар сказал, что ему нужно делать уколы. Это было что-то страшное. Когда приехал ветеринар, Вова сразу все понял и в руки ему не давался. Тогда на меня одели телогрейку — задом наперед, просунув руки в рукава, и страшные рукавицы. Я поймал Вову. Он орал. Укол ему вкололи. Потом ветеринар сказал, что он больше сюда не придет. А Вова нас возненавидел окончательно.

Кот брезгливо приходил поесть и тут же уходил. Не то что погладить, вообще приблизиться к нему нельзя было. Он нас презирал совершенно откровенно.

А потом пес, живший параллельно в это время и как-то нейтрально сосуществовавший с котами, помер, и завелся новый, маленький, вест хайленд блю терьер. Такой беленький песик, с черными глазками, с черненьким носиком, очаровательный совершенно. И, по молодости лет и по неопытности, он сразу ткнулся к своим новым сожителям и в том числе к Вове. Вова ему сразу дал по морде, причем лапой с когтями. Обычно кошки в таких случаях, имея дело с детьми, даже чужими, все-таки какую-то лояльность проявляют. Вова сразу ему врезал когтями так, что разодрал веко. За что был наказан.

После этого ненависть его уже укоренилась в нем навсегда. Он нас презирал, ненавидел, демонстрировал это. Он гадил везде, где можно и нельзя. Он орал по ночам, хотя никаких причин к этому не было. Единственное, он позволял его кормить. В такие моменты он свысока, но снисходил. Потом Вова стал стареть, он понял, что пес занимает все больше и больше пространства в доме. Биться с ним он уже не мог, потому что собака стала уже приличных размеров. А кот был уже совсем старенький и уже с трудом забирался даже на четыре ступеньки крылечка. Однажды ранним утром моя жена увидела, что Вова карабкается по лестнице на второй этаж, чего он уже давно не делал. Он с большим трудом поднялся туда, тяжело и сипло дыша, подошел к лежанке пса и улегся туда. Некоторое время там полежал. Потом встал и так же с огромным трудом пошел вниз. В гостиной Вова вскарабкался с огромным трудом в кресло, где постоянно любил сидеть пес. Потом спрыгнул с него. С огромным трудом вышел на террасу. Там тоже было место, где пес, когда все уезжали, наблюдал за воротами. Так вот, Вова полежал и там. После этого он ушел в дальний угол и тем же вечером он там и умер.

То есть перед смертью кот показал, кто все-таки был в доме хозяин.

Нужно было собрать все силы для того, чтобы обойти все песьи места и на всю оставшуюся жизнь внедрить ему в сознание, кто на самом деле был здесь главным. Вот характер этого кота.

2.

С рыжим была трогательная история, она посмешнее. Как-то мы уехали, осталась наша дочь с детьми, их у нее пятеро. Там было очень весело. Но ей было наказано накормить котов. Коты жили вольной жизнью, приходили домой только поесть. Рыжие были очень добродушные, особенно Шурик. Он охотно играл с детьми. Обычно они приходили вечером, ели, ночевали дома, утром завтракали и уходили по своим делам.

И вот дочь обнаружила вечером, что Шурика нет. Она его звала, выставляла миску на видное место, стучала по ней. Шурик не появился. Не появился ночью. Утром она вышла — кормушка полная. И потом через какое-то время дети ей сообщили, что Шурик сидит на улице, в траве, смотрит на дом. На зов не отзывается.

Она вышли, стала его звать. Шурик, вместо того чтобы подойти, стал, мяукая, отступать. Она пошла за ним, он все время отходил и отходил. И так они подошли к сараю. И тут она обнаружила, что это не Шурик, просто на него похожий кот. А в сарае стеклянное окошечко, которое было над дверью, и в него была видна физиономия несчастного обессиленного Шурика. Он орал, но ничего не было слышно через это стекло.

Оказывается, дети его там по ошибке заперли. И пришел какой-то его друг, нам неизвестный, вызвал хозяйку, вызволил своего приятеля. Больше этот кот не появлялся. Где они там познакомились, что у них были за отношения, этого мы не узнаем никогда. Но вот пример солидарности. Дочь пыталась покормить спасителя, но кот ушел. Кот был благороден.

3.

Последняя история про собаку. Мы снимали картину, которая называлась «Очи черные». Она снималась и в Москве, и в Костроме, и в Петербурге, и в Италии. И там по сюжету упоминается шпиц, с которым гуляла Анна Сергеевна. Ассистент по реквизиту был петербургский, всегда не очень трезвый и все время находивший этому объяснения: то у него болел зуб, то это лекарство… Вот он приволок пса значительно больше шпица, уверяя, что с большим трудом купил его у какой-то бабули, уговорив ее и обещав ей подарить фотокарточку Марчелло Мастроянни. Заплатил какие-то астрономические, по его рассказам, деньги. И таким образом у нас появился этот пес. В общем, для шпица он был великоват. Но мы посмотрели, что Лена Сафонова, игравшая главную роль, девушка крупная, и с маленьким песиком она бы выглядела в наше время немножко не так, как бы нам хотелось, так скажем.

Пса звали Яша. По крайней мере, так нам сказал этот человек. Впоследствии уже выяснилось, что этот пес абсолютно дворняжный, с тяжелой судьбой, вероятно, боевой. Но тем не менее пес оказался в работе потрясающий. Во-первых, он сразу понял, кто главный, и прибился к итальянской продюсерше, Сильвии Чекки Д'Амико. Ни Михалков, ни Мастроянни его не интересовали, он сразу понял, что в этой невысокой женщине весь смысл.

Снимался пес потрясающе. Действительно, ни одного дубля из-за него не было испорчено.

Нужно было спать — он лежал. Сильвия его укладывала, гладила, и он лежал. Длинная сцена, панорама, потом какая-то актерская сцена шла у Мастроянни с Сафоновой — пес лежал не шевелясь. Как он это все понимал, не знаю. Видимо, перспектива прекрасного будущего, которое он уже подозревал, заставляла его усмирять свой нрав.

 

Марчелло Мастроянни и пес Яша: кадр из фильма «Очи черные».
 

 

Постепенно у Сильвии он отъелся. Съездил в Кострому, потом съездил в Петербург. И потом он уехал в Италию, съемки закончились там. И там же он и остался. Сильвия — она дочь очень известной сценаристки Сузу Чекки Д'Амико, автора, в частности, «Римских каникул», «Похитителей велосипедов», многих картин Росселини. В общем, такая гранд-дама итальянского кино. Она очень властная женщина была. У них до этого жила какая-то собака, которая очень тяжело и долго умирала. И Сузу сказала, что больше у нас собак в доме не будет. То, что она говорила, было категорично. И когда появилась Сильвия с Яшей (у них была двухэтажная квартира), то бабушка ей сказала: на второй этаж, и чтобы я его не видела.

Яша сразу все понял. Когда приходил с прогулки, он сразу бегом бежал на второй этаж. Но длилось это недолго. Однажды гулявшая с псом бонна-филиппинка принесла его на руках, трясясь от ужаса, и сказала, что совершенно неожиданно он вдруг спрыгнул с тротуара на проезжую часть и попал под велосипед. В травмах, помятый, ну, естественно, куда его тащить на второй этаж. Она его положила прямо в прихожей. Бабушка, при всей своей суровости, не чужда была и некоего человеколюбия, или собаколюбия, в данном случае.

Она подошла и первый раз его погладила. Пес вяло помахал хвостиком, благодарно посмотрел.

Потом приходил ветеринар. И пес в течение недели примерно лежал на диванчике.

Когда я примерно через три недели опять появился в этом доме, пес уже валялся на первом этаже на диване уже у Сузу. На Сильвию он смотрел примерно так же, как на бонну, с ним гулявшую. Он переменил хозяйку. Он был ухоженный, он был мыт шампунем, от него пахло лучше, чем от хозяев в этом доме. Пес прекрасно питался.

Потом я уехал. Прошло какое-то время, я опять оказался в Италии, пришел к ним в гости. Пес вроде меня не узнал, он никак не среагировал на мой приход. Там было много народу, все сидели за столом. Все гладили Яшу, чем-то его кормили. Хозяева говорили: не надо его кормить. Яша скромно стоял: ну, не надо, так не надо. Но если давали, он съедал. А так ничего не просил. Чудно понимал по-итальянски все команды. Мне предложили: а поговори с ним по-русски, может быть, он что-нибудь вспомнит. Я что-то ему говорил, называл какие-то имена, пес никак не реагировал. И я решил, что все, уже отрезанный ломоть.

Народ еще оставался там, а мне нужно было уйти чуть пораньше, и в прихожей, уже когда я почти открывал дверь и выходил, ко мне подошел Яша, покосившись на оставшихся в комнате, ткнулся мне носом в коленку и молча так стоял. Мол, ну ты ж пойми, ситуация. Я его погладил, он благодарно помахал хвостом и ушел.

Вот так пес выбрал шикарную неволю вместо вольной собачьей жизни в Петербурге. Пес прожил долгую счастливую жизнь. Он уезжал на отдых в Монтекатини, пил эти термальные воды. Всегда был ухожен, прекрасен. Вот такую судьбу, можно сказать, он выбрал себе сам. Потому что он все сделал для этого. Он совершенно сознательно по жизни шел к этому, выбрал эту судьбу.

http://www.gazeta.ru/catsdog/articles/aleksandr_adabashyan.shtml

Комментарии

Комментариев пока нет

Оставить комментарий